KnigaRead.com/

Девочка со свечкой (СИ) - Теплова Юлия

На нашем сайте KnigaRead.com Вы можете абсолютно бесплатно читать книгу онлайн "Девочка со свечкой (СИ) - Теплова Юлия". Жанр: Современные любовные романы .
Девочка со свечкой (СИ) - Теплова Юлия
Название:
Девочка со свечкой (СИ)
Дата добавления:
25 март 2024
Количество просмотров:
49
Возрастные ограничения:
Обратите внимание! Книга может включать контент, предназначенный только для лиц старше 18 лет.
Читать онлайн

Девочка со свечкой (СИ) - Теплова Юлия краткое содержание

Девочка со свечкой (СИ) - Теплова Юлия - автор Теплова Юлия, на сайте KnigaRead.com Вы можете бесплатно читать книгу онлайн. Так же Вы можете ознакомится с описанием, кратким содержанием.

Три года назад пропала моя старшая сестра. В силу обстоятельств я вынуждена окунуться в прошлое.

На моем пути снова и снова появляется Марк Федорцов — несостоявшийся жених моей сестры, которого я не уважаю, и он платит мне той же монетой.

И теперь мне предстоит выяснить, кто для меня друг, а кто — враг.

 
Назад 1 2 3 4 5 ... 37 Вперед
Перейти на страницу:

1

Инга

— Девушка! — несется за мной нежная Маргаритка в туфлях на шпильках. — Девушка, туда нельзя!

Она хватает меня за локоть, но я продолжаю настойчиво двигаться дальше.

— У Марка Николаевича совещание. Вы что, хотите, чтобы меня уволили? — Она заглядывает мне в глаза. — Пожалуйста, подождите здесь. Не заставляйте меня вызывать охрану. — Маргаритка указывает на кожаное кресло, стоимостью в десять моих зарплат.

У нее прозрачные глаза и тонкие ручки — просто веточки. Глядя на нее, я прихожу в себя. Слепая ярость оседает на дно души. Измотанная страхом и бессонницей, я забыла о правилах приличия.

— Воды принесите, пожалуйста. — Осторожно опускаюсь в кресло.

Зажимаю между коленей дрожащие пальцы. В памяти снова всплывает текст вчерашнего сообщения: «Кто убил Свечку?»

Отправитель, естественно, неизвестен. Урод. Кто тебе сказал, что ее убили? Я до сих пор надеюсь, что она жива.

Свечка — моя старшая сестра Настя. Она пропала без вести три года назад. Это ее детское прозвище. Я дала ей его года в три, когда бабушка взяла меня с собой в церковь. Мы ставили с ней свечи за упокой наших родственников. Они тепло мигали в полумраке, напоминая о Настином цвете волос. Ее всегда можно было легко найти в любой толпе.

Прозвище быстро подхватила мама, бабушка, одноклассники и соседи.

Последний раз Настю видели на дне рождения Миры Дмитриенко — лучшей подруги.

Рука с французским маникюром протягивает мне стакан воды с долькой лимона. Благодарно киваю и принимаюсь ждать.

Время тянется бесконечно. По приемной разносятся стук клавиатуры и едва слышные из коридора голоса. Минут через двадцать открывается дверь. Из кабинета выходят несколько мужчин в одинаковых костюмах, отличающихся лишь цветом и степенью дороговизны.

Секретарь не успевает сообщить о моем приходе, потому что в дверном проеме появляется Марк Николаевич Федорцов — предприниматель, владелец какого-то там пакета акций, меценат и просто золотой человек.

Последний раз мы виделись, когда мне было семнадцать. Я кидалась на него и от бессилия даже умудрилась плюнуть в лицо.

Внешность Марка Николаевича обманчива. Он высокий и хорош собой. Обожает старомодные костюмы-тройки, предметы искусства и дорогие тачки.

На это и попалась в свое время моя Настя. Марку Николаевичу даже не понадобилось прилагать усилий, чтобы заполучить нищую провинциалку из задницы мира.

Увидев меня, он удивленно приподнимает брови, но быстро берет себя в руки и обращается к секретарю.

— Марина, перенесите следующую встречу на десять минут и сделайте кофе. — Разворачивается и уходит вглубь кабинета.

На месте Марины я бы не поняла — сделать кофе на двоих или только на него, но она, наверное, понимает босса с полуслова.

Дверь остается открытой. Приняв это за приглашение, я поднимаюсь и следую за ним.

Мои кроссовки и джинсы смотрятся неуместно в его кабинете. Здесь просторно, светло и пахнет большими деньгами. Попав сюда, сразу понимаешь, с кем имеешь дело.

Он сидит за столом, в глазах — холодное спокойствие.

Стараюсь смотреть ему в переносицу, чтобы не столкнуться со взглядом, но меня все равно пробирает озноб.

— Здравствуйте, Марк Николаевич.

Oн старше меня на шестнадцать лет, но из вредности я обращаюсь к нему исключительно по имени- отчеству. Он же, в свою очередь, просто не обращал на меня внимания. Для него я была досадным приложением к Насте, предметом мебели, стоящим в проходе.

Но тут уж было ничего не поделать. Свечка очень любит … любила меня. Большую часть каникул я проводила у них.

— Здравствуй, Инга. — Он кивком указывает на место напротив. — Ты изменилась, повзрослела. Надеюсь, научилась вести себя по-человечески. — У него красивый голос, под стать внешности.

— Я не буду извиняться. Вы знаете, что поступили тогда, как мудак.

Он никак не комментирует мой выпад и продолжает:

— Что привело тебя сюда?

— Это ваших рук дело? — без предисловий кладу перед ним свой телефон.

Он опускает взгляд на экран. Едва заметно сжимает челюсти и снова смотрит на меня.

— Зачем мне это?

— Не знаю. — Пытаюсь засечь малейшее изменение мимики, но его лицо абсолютно непроницаемое. Хотя, чего я ждала, это часть его профессии. — Может, вы таким образом проверяете, не узнала ли я что-то за это время.

Я говорю это, понимая, что мой приход сюда был полной глупостью. Я действовала импульсивно, доведенная до предела. Мне хотелось слить свою боль.

Кто-то намеренно бьет меня по застарелой ране. Я не верю, что Марк Николаевич мог что-то сделать с Настей, но при этом я помню тот вечер, когда спокойствие ему изменило. Он был в бешенстве. Помню разбитую стеклянную перегородку в их квартире и то, как плакала Настя. Так плачут те, кому озвучили смертельный диагноз: отчаянно и безнадежно.

— Ты меня в чем-то обвиняешь? — крутит в руках ручку.

Нас прерывает Марина. Она расставляет на столе фарфоровые чашки, сахар, молочник, кладет серебряные ложки. Глядя на них, я мысленно хмыкаю. Не изменяет своим привычкам даже на работе. Федорцов окружает себя самым лучшим: одеждой, посудой, специалистами, женщинами.

Настя была талантливой художницей.

Складываю руки на коленях и, когда дверь за секретарем закрывается, озвучиваю то, что не дает мне покоя:

— Это сообщение приходит уже месяц. Каждую ночь. Я с трудом приняла неизвестность, а это самое страшное для любого человека, поверьте, — Поднимаю на него глаза, — А теперь этот ужас вернулся.

Я молчу про маму.

Молчу о том, что я даже не могу похоронить Настю. Молчу о выгрызающем душу чувстве вины за то, что сдалась два года назад и прекратила поиски.

Его взгляд — утренняя изморозь. Ему совсем не больно, как будто мы говорим о постороннем человеке.

— Смею тебя заверить: я здесь ни при чем.

— Конечно, — соглашаюсь с ним, противореча себе, — вы же вышвырнули ее из своей жизни и забыли. Вам не пришлось проживать этот ад.

— Что ты знаешь о моем аде, Инга? — насмешливо спрашивает Марк Николаевич, складывая руки под подбородком.

Мне нечего ему ответить, да и незачем. Это все не имеет смысла. Я больше не семнадцатилетняя максималистка. Я не испытываю к нему ненависти, только неприязнь и непонимание. Как Настя могла прожить с ним больше пяти лет?

Встаю, не притронувшись к кофе.

— Спасибо, что уделили мне время.

— Инга, — окликает Марк Николаевич.

Поворачиваюсь. Он делает глоток кофе и смотрит мне в глаза.

— Будь осторожна. Кому-то снова нужно втянуть тебя в эту историю.

2

Иногда я просыпаюсь по утрам и сразу же тянуcь к телефону. Проверяю все мессенджеры и не понимаю, почему Настя мне до сих пор не ответила. Пялюсь в экран, пока не приходит мучительное осознание.

Я никому и никогда не пожелаю подобного ужаса. Иногда мне кажется, что моя душа разорвана на лоскуты.

Настя пропала четырнадцатого сентября.

Ее лучшей подруге, Мире Дмитриенко в тот день исполнялось двадцать пять лет. Красивая дата. В честь этого она собирала самых близких друзей на даче.

Она знала о расставании Насти с Марком и затяжной депрессии, но несмотря на это, очень просила ее прийти. Настя впервые за полгода вышла «в люди».

День выдался теплый и солнечный. Настя надела зеленое платье, ботинки на каблуке и красный плащ. Именно это описание стояло потом на листовках с заголовком «Пропал человек». Помимо этого, еще данные о росте, телосложении и цвете глаз. Следователь спрашивал меня об особых приметах вроде родинок, шрамов, татуировок. Я ничего не смогла ответить. Кроме неземной красоты, особых примет у моей сестры не было.

У меня до сих пор стоит перед глазами тот вечер.

Настя последний раз проводит расческой по всей длине волос, и наши взгляды пересекаются в зеркале. Депрессия измотала ее. Настя осунулась и похудела. Она откладывает расческу на комод в прихожей, надевает плащ и обнимает меня. Это было наше последнее объятие.

Назад 1 2 3 4 5 ... 37 Вперед
Перейти на страницу:
Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*