KnigaRead.com/
KnigaRead.com » Проза » Современная проза » Мисс Исландия - Олафсдоттир Аудур Ава

Мисс Исландия - Олафсдоттир Аудур Ава

На нашем сайте KnigaRead.com Вы можете абсолютно бесплатно читать книгу онлайн "Мисс Исландия - Олафсдоттир Аудур Ава". Жанр: Современная проза .
Мисс Исландия - Олафсдоттир Аудур Ава
Название:
Мисс Исландия
Дата добавления:
24 февраль 2024
Количество просмотров:
36
Возрастные ограничения:
Обратите внимание! Книга может включать контент, предназначенный только для лиц старше 18 лет.
Читать онлайн

Мисс Исландия - Олафсдоттир Аудур Ава краткое содержание

Мисс Исландия - Олафсдоттир Аудур Ава - автор Олафсдоттир Аудур Ава, на сайте KnigaRead.com Вы можете бесплатно читать книгу онлайн. Так же Вы можете ознакомится с описанием, кратким содержанием.

Исландия, 1963 год. Юная Гекла садится в автобус до Рейкьявика. Она покидает дом родителей, чтобы начать жизнь писателя. С ней ее рукописи и «Улисс» Джойса. Ей пора последовать за своей судьбой. Она еще сумеет поразить консервативный мужской мир, который видит в ней только «Мисс Исландию». Сможет узнать, что такое любовь и дружба, одиночество и сопричастность. Обретет талант слышать слова и одаривать ими.  Аудур Ава Олафсдоттир владеет искусством говорить о самых важных вопросах самостояния человека ярко и сильно. Ее роман как извержение вулкана, при виде которого свидетели невольно задумываются о сотворении Вселенной. Прекрасный роман о свободе, творчестве и свершениях. Marie Claire

Назад 1 2 3 4 5 ... 32 Вперед
Перейти на страницу:

Аудур Ава Олафсдоттир

Мисс Исландия

Памяти моих родителей

В мире так много голосов, и ни один не лишен смысла.

Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла

Нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду.

Фридрих Ницше. Так говорил Заратустра

I. РОДИНА

II. ПОЭТ ДНЯ

Нет покоя и в лоне земли, ибо там свирепствует самая страшная и мощная стихия — огонь.

Йонас Халльгримссон [1], журнал «Фьёльнир», 1835

1942

Комната зачавшей меня

Нося тебя под сердцем уже пять месяцев, я наткнулась на орлиное гнездо, сделанное наспех двухметровое жилище на краю скалы вниз по реке, в нем нахохлились, как шарики, два орленка. Я шла одна, надо мной и гнездом кружил орел, тяжелые взмахи крыльев, одно из них ощипано, но не нападал. Должно быть, орлица, подумала я. Она сопровождала меня всю дорогу домой черной тенью, как туча, закрывшая солнце. Я чувствовала, что родится мальчик, и решила назвать его Эрном [2]. В день, когда ты появилась на свет, на три недели раньше срока, орлица снова летала над хутором. У нас как раз был старый ветеринар, осеменял коров, он тебя и принял, завершив тем самым свой последний рабочий день перед выходом на пенсию. Придя из хлева, он снял болотные сапоги и вымыл руки новым куском мыла Lux. Потом взял тебя на руки и сказал:

— Lux mundi.

Свет мира.

Хотя обычно самки заботились о новорожденных без его помощи, он налил воду в лохань, чтобы тебя искупать. Я наблюдала, как он закатывал рукава фланелевой рубашки, пробовал локтем воду, видела, как они возились с тобой, твой отец и ветеринар, повернувшись ко мне спиной.

— Она дочь своего отца, — сказал твой отец. А затем я отчетливо услышала: — Добро пожаловать в этот мир, Гекла.

Он выбрал тебе имя, не посоветовавшись со мной.

— Только не вулкан, это же врата ада, — прошу я.

— Где-то на земле должны быть такие врата, — раздается голос ветеринара.

Они сплотились, эти мужчины у лохани, и пользуются моей беспомощностью, тем, что у меня родовые разрывы.

Выходя замуж, я не знала, что твой отец помешан на вулканах, он запоем читал описания извержений, переписывался с тремя геологами, мечтал об извержениях, надеялся увидеть на небе столб дыма и почувствовать, как под ногами дрожит земля.

— Ты хочешь, чтобы земля разверзлась прямо по краю нашего двора? — спрашивала я. — Чтобы она разделилась надвое, как женщина, производящая на свет дитя?

Я ненавидела лаву. Нашу приусадебную лужайку со всех сторон окружала тысячелетняя лава, и приходилось карабкаться, чтобы добраться до ягодных мест, вилы на картофельном поле постоянно натыкались на камень.

— Арнхильд [3], — говорю я из-под одеяла, которым твой отец накрыл меня. — Рожденная для битв. В стране не больше двадцати орлов, Готтскальк, — добавляю я, — и двести вулканов.

Это был мой последний довод.

— Я сварю тебе хороший кофе, — ответил твой отец. Прозвучало как предложение о примирении. Попытка договориться. Но он уже принял решение. В конце концов я поворачиваюсь на другой бок и закрываю глаза, хочу, чтобы меня оставили в покое.

Спустя четыре с половиной года после твоего рождения начала извергаться Гекла, после перерыва в сто два года. И твой отец наконец услышал грохот, о котором мечтал, как отдаленное эхо недавно прошедшей мировой войны. Твоему брату Эрну было тогда два года. Твой отец принялся тут же звонить своей сестре на Хеймаэй [4], чтобы узнать, что она видит из кухонного окна. Она как раз жарила хворост и рассказала, что остров накрыл вулканический дым, что солнце красное и идет пепельный дождь.

Прикрыв трубку рукой, он повторял мне каждое предложение.

— Она говорит, что солнце красное и идет пепельный дождь, что темно, как ночью, и пришлось включить свет.

Его интересовало, насколько завораживает и пугает зрелище, дрожит ли пол.

— Она говорит, что зрелище завораживает и пугает, что все кровельные желоба забиты пеплом и ее муж, моторист, сейчас пытается их очистить.

Прильнув ухом к радиоприемнику, он «транслировал» самое важное.

— Говорят, что жерло напоминает сердце, огненное сердце. Или сообщал: знаешь, Стейнтора, одна вулканическая бомба была похожа на сигару длиной одиннадцать метров, а шириной пять.

Но рассказы сестры и статичные черно-белые фотографии на первых полосах газет вскоре перестали его удовлетворять, и он захотел увидеть извержение собственными глазами. Захотел увидеть краски, как взлетают в небо пылающие камни, целые скалы, как красные огненные глаза разбрасывают вокруг метеоры, как расползается черная лавовая стена, подобно освещенному мегаполису. Захотел узнать, окрасится ли небо в розовый цвет, почувствовать, как зудят веки и слезятся глаза. Захотел поехать на юг на русском джипе.

И взять тебя с собой.

— Йонас Халльгримссон, лучше всех запечатлевший извержение вулкана в аллитерациях и рифмах, никогда в жизни его не видел. И Эггерт Олафссон [5] тоже. Гекла не может упустить свой шанс посмотреть, как извергается ее тезка.

— А ты не хочешь просто продать землю и переселиться на юг? — спросила я. Могла бы также спросить: не хочешь переехать из мест «Саги о людях из Лососьей Долины» в места «Саги о Ньяле»?

Он подложил под тебя подушку и держал перед собой, чтобы ты все видела, а я осталась с твоим братом Эрном и хозяйством. Когда он вернулся, по оплавившимся подошвам его резиновых сапог я поняла, что он подошел слишком близко.

— Старушка еще на что-то способна, — сказал он и отнес тебя спящую в кровать.

Летом налетел вулканический пепел и засыпал наш двор. В низинах, где скапливался газ, находили мертвых лис, овец и птиц. Тогда твой отец наконец бросил свои разговоры об извержениях и занялся хозяйством.

Ты тоже очень изменилась. Начала путешествовать. Говорила на своем особом вулканическом языке, невероятно красиво и величественно. Открыла для себя верх и смотрела в небо. Стала вдруг исчезать, и мы находили тебя на приусадебной лужайке, рассматривающей облака. А зимой ты подолгу лежала в сугробе, не отрывая глаз от звезд.

I. РОДИНА

У кого отчизна краше,
горы, долины и черный песок,
в сиянье северной зарницы
родник на склоне и лесок?
Хульда [6], 1944

1963

Поэты — мужчины

За автобусом в Рейкьявик стоит пыль столбом, колея петляет, поворот за поворотом, в заляпанные окна уже почти ничего не видно, а вскоре места, где разворачивались события «Саги о людях из Лососьей Долины», и вовсе канут в грязь.

На подъемах и спусках скрипит рычаг переключения передач, у меня такое подозрение, что наш автобус совсем без тормозов, лобовое стекло треснуло поперек, но водителя, похоже, это не беспокоит. Машин на дороге мало, встречные попадаются редко, и наш водитель приветствует их гудком. Поравнявшись с грейдером, автобус вынужден съехать на обочину. Дорожные работы по местным меркам — большое событие, и водители, пользуясь случаем, опускают стекла, высовываются из окон и долго обсуждают.

Назад 1 2 3 4 5 ... 32 Вперед
Перейти на страницу:
Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*