KnigaRead.com/

Шаровая молния 3 (СИ) - Гор Александр

На нашем сайте KnigaRead.com Вы можете абсолютно бесплатно читать книгу онлайн "Шаровая молния 3 (СИ) - Гор Александр". Жанр: Альтернативная история / Попаданцы .
Шаровая молния 3 (СИ) - Гор Александр
Название:
Шаровая молния 3 (СИ)
Дата добавления:
9 март 2024
Количество просмотров:
78
Возрастные ограничения:
Обратите внимание! Книга может включать контент, предназначенный только для лиц старше 18 лет.
Читать онлайн

Шаровая молния 3 (СИ) - Гор Александр краткое содержание

Шаровая молния 3 (СИ) - Гор Александр - автор Гор Александр, на сайте KnigaRead.com Вы можете бесплатно читать книгу онлайн. Так же Вы можете ознакомится с описанием, кратким содержанием.

Продолжение цикла "Шаровая молния". После тяжёлого ранения и гибели жены Николаю Демьянову нужно заново налаживать устоявшуюся, было, жизнь. С 1938 года, когда он невероятным образом попал в тело обычного работяги-"летуна", сделано уже немало, и это положительным образом сказывается на положении на фронтах. Но останавливаться нельзя, надо продолжать подталкивать прогресс, поскольку на 1942 год впереди - не только завершение войны, но и, в отдалённой перспективе, противостояние с нынешними союзниками.

Назад 1 2 3 4 5 ... 55 Вперед
Перейти на страницу:

Шаровая молния — 3

Фрагмент 1

1

Снова госпиталь, снова на белёном потолке одинокая лампочка, начинающая покачиваться на толстых свитых вместе проводах, когда кто-нибудь открывал двери палаты и из-за приоткрытой форточки возникал сквозняк. Но такое было возможно, пока на улице не стемнело: светомаскировка, и ночью окно завешено плотной тёмной тканью.

Лампочка светит тускло и неровно из-за сниженного, да ещё и нестабильного напряжения в сети. В прошлой жизни Демьянова некоторые ночники ярче светились. Но яркое освещение ему ни к чему: из-за трясущихся, как у вышедшего после месячного запоя алкаша, рук читать пока всё равно не получится. Да и вообще состояние можно описать фразой из анекдота, ещё не придуманного в этом мире — «лучше бы я помер вчера». Ни на секунду не успокаивающаяся головная боль, постоянная тошнота, слабость «во всех членах», упомянутый ранее тремор. К этому следует добавить неотключающийся школьный звонок в ушах, из-за которого пытающимся поговорить с Николаем людям приходится чуть ли не орать, чтобы он их расслышал. Хорошо, хоть лицевые мышцы почти перестали дёргаться.

Моральное состояние? Если бы Николай Николаевич мог слышать, что об этом докладывают доктора время от времени появляющимся в госпитале сотрудникам госбезопасности, то он бы услышал следующие определения: общая подавленность, пониженный интерес к происходящему, нежелание лечиться. Правда, в последних двух пунктах они были не совсем правы. Особенно — после того, как тёща привела в госпиталь дочь Валечку, а Галя Финберг, неизвестно какими путями узнавшая о его ранении, сына Николая. Впрочем, предположить, как узнала Галина, несложно: она же занимается разработкой оборудования для переливания крови, и вполне могла оказаться в госпитале в тот день, когда туда привезли потерявшего много крови Демьянова.

Анастасия Кирилловна бывала у него в палате довольно часто, раз в три-четыре дня, и Николай обратил внимание на то, как ударила по ней гибель Киры. Она буквально за пару недель постарела лет на десять, и из красивой женщины «бальзаковского возраста» превратилась в едва ли не старуху. Это раньше Демьянов, глядя на неё, представлял, что лет через двадцать совместной жизни Кира станет похожей на неё по телосложению, то теперь от тёщи-«бабы ягодки опять» почти ничего не осталось: поседела, похудела, осунулась, на лице появились глубокие морщины.

Приходила она, чаще, одна. Дочка ещё не понимала, что её мамы больше нет, очень скучала по родителям, и начинала капризничать, когда заканчивались краткие свидания с отцом, прикованным к больничной кровати. В одно из таких посещений Анастасия Кирилловна столкнулась и с Галей. Из их разговора Демьянов разобрал лишь обрывки фраз: «приходил в гости к нам с мужем в Харькове», «после смерти мужа перебралась в Москву», «муж очень высоко оценил идеи Николая». Ревность? Может, и была ревность у тёщи, раньше постоянно подозревавшей его в блуде, но на этот раз она её не продемонстрировала.

Вот после того, как Демьянов увидел дочурку и «Николая Львовича» Финберга, он и стал «по капле выдавливать из себя» апатию. Просто потому, что это его дочь и сын, и никто, кроме него, не позаботится об их благополучии. Ставить на ноги именно ему. Галя, конечно, с её внешними данными и умом вполне способна снова выйти замуж, очень успешно выйти, а вот тёще тянуть Валечку в одиночку будет очень нелегко.

Помимо Анастасии Кирилловны и Гали, к Николаю Николаевичу допускали только Румянцева и Сашку Удовенко. Да и то, пожалуй, лишь в силу принадлежности к ведомству, по которому они числились. Хотя был и ещё один человек, не совсем чужой ему. Тот самый «Айболит», лицо которого было первым, что он увидел, оказавшись в теле Степана Шеина. Родион Петрович Богородицкий. Видимо, дедушку соответствующим образом проинструктировали, и никаких разговоров, кроме как о состоянии больного, он не вёл, хотя, как понял Николай, узнал, узнал пациента, наговорившего в прошлый раз столько несуразностей.

Нет, лежал он не в индивидуальной палате, а в четырёхместной. Были у Демьянова и соседи. Люди, преимущественно, «солидные», если судить по их поведению. Возможно, даже имеющие в петлицах далеко не одну «шпалу». Но их состояние было значительно лучше, чем у майора госбезопасности, не способного ни толком расслышать их разговоры (если не орать), ни что-нибудь рассказать о себе. Вот и сводилось их общение с соседом ежеутренним криками «как себя чувствуешь, Коля» и вялым негромким ответам «терпимо». А когда приходил Румянцев, они и вовсе норовили уйти в коридор «погулять».

После того, как стал возвращаться интерес к жизни, самым большим мучением для Демьянова стала невозможность узнать, каково положение на фронтах. Соседи могли читать газеты и непременно ходили к вывешенному в больничном коридоре репродуктору, чтобы послушать свежее сообщение Совинформбюро. А он лишь надеялся на то, что скоро слух улучшится до такой степени, что станет возможным расспрашивать людей о новостях.

Родион Петрович разрешил Николаю подниматься где-то во второй половине декабря.

— Ходите понемногу, восстанавливайте атрофировавшиеся за время лежания мышцы ног, — рекомендовал он пациенту.

«Понемногу»… К этому времени тот уже настроил себя на то, что нужно поскорее поправиться, и немедленно после утреннего обхода «рванул» в коридор. Так что больные и персонал стали свидетелями как вдоль стеночки шаркает плохо слушающимися ногами прежде «лежачий» пациент. Кое-как доковылял до конца коридора, с трудом развернулся и двинулся обратно. Почти дошёл до двери своей палаты, но рухнул на пол, вызвав у медсестёр панику.

Срочно явившийся к постели переоценившего свои силы «ранбольного» доктор Богородицкий, уже приспособившийся приставлять к уху Демьянова тот самый стетоскоп, столь поразивший «попаданца» в первые минуты нахождения в 1938 году, принялся сетовать.

— Что же вы, молодой человек, так неосторожно. Нужно было не пробежки по коридору устраивать, а сначала вокруг кровати обойти, потом до окошка добраться и назад вернуться…

— Некогда мне, Родион Петрович, на такие мелочи размениваться. И вообще: не могли бы вы мне на время, пока слух восстанавливается, раздобыть мне такую же, как у вас, слуховую трубку.

— А сможете её самостоятельно держать? С вашими-то трясущимися руками…

— Если сам не смогу, других просить буду!

Конец этого и весь следующий день пришлось провести в постели, но первый успех вдохновил Николая, и он использовал это время бездействия для тренировки мышц рук. Без даже самых примитивных тренажёров это сделать было сложно, но Демьянов вспомнил одну из методик культуристов, наращивающих силу статическим методом — простым напряжением мышц. Разминал, как мог мышцы рук и ног, имитируя массаж. Просто помнил, как ему делали то же самое в больнице, когда обломок кирпича, проломив голову, естественно, привёл к сильнейшему сотрясению мозга. Ведь механизм реабилитации после контузии должен быть похож на механизм восстановления после сильного сотрясения.

Вручённый ему стетоскоп утолил жажду в информации: наконец-то он узнал от соседей по палате новости с фронта, которые можно было обобщить одной фразой: «гоним немца из-под Москвы!» И узнать, что майор для своего первого «выхода в люди» выбрал неверное направление: в другом конце коридора имелась карта СССР, на которой регулярно, после каждого выпуска Совинформбюро, втыкались булавки с красными и синими «флажками», чтобы обозначить текущее положение дел на фронте.

Не нужно быть пророком, чтобы догадаться, в какую сторону коридора двинулся в свой следующий «поход» уполномоченный ГКО. Дошёл и надолго замер, опершись на карту руками, чем вызвал повышенный интерес к себе медсестёр, заподозривших, что пациенту снова стало плохо. Но от их помощи в возвращении в палату Демьянов отказался категорически.

— Вы, красавицы, всё это знаете, а я больше месяца в информационном вакууме, — вогнал он их в ступор необычной для этого времени терминологией. — Если действительно плохо будет, я вас позову.

Назад 1 2 3 4 5 ... 55 Вперед
Перейти на страницу:
Прокомментировать
Подтвердите что вы не робот:*